Сергей Гайдай: Что делать с люмпенами и радикалами

После баррикад и массовых беспорядков всегда начинается деление на тех, кто начинает осваиваться в новой реальности и тех, кто продолжает жить в хаосе

У каждой революции есть свой социальный класс, который является ее заказчиком. Но в каждой революции участвуют радикалы, для которых революционная стихия — естественная среда обитания. В мирное время они чахнут и чувствуют свою нереализованность. И, конечно, революция — золотое время для люмпенов. Революционная буря, когда рушатся устои старого благополучия власть имущих — отличная возможность поживиться и урвать для себя нечто ценное. Например, отжать дорогое авто.

Какая социальная прослойка была заказчиком украинской революции? Мне кажется, если искать аналоги событий, которые мы сейчас переживаем в Украине, в мировой истории, то наиболее подходящий — Великая Французская революция, буржуазная революция. Ее заказчиком был новый, только родившийся класс французских буржуа. Парижские горожане — ремесленники, торговцы, предприниматели — свергли монархический абсолютизм и сменили общественный строй, поменяли монархию на республику.

Второй Майдан – это наша буржуазная революция, запоздавшая по европейским меркам лет на 250. Но исторический процесс неумолим: лучше позже — чем никогда. Сегодня украинский олигархический абсолютизм меняется на власть современных украинских буржуа. Среднего класса – городских интеллектуалов, бизнесменов, "офисного планктона", фрилансеров, творческих профессионалов.

Второй Майдан – это наша буржуазная революция, запоздавшая по европейским меркам лет на 250

Как и в любой революции, в таких событиях всегда участвует и маргинальная часть общества, радикальная и люмпенизированная. Вспомните, кто остался на Майдане и не хотел его покинуть, когда основные события завершились, кто не может найти себе места ни на фронте, ни в мирной жизни.

Только не надо меня обвинять в защите нынешней власти. Она еще не раз будет сметена народным возмущением. Мы увидим еще не одну волну тех, кто будет приходить к рычагам государственного управления, сменяя провалившихся.

Так было и во время Великой французской революции, где инструментом ротации власти стала гильотина — не зря ее рисуют в логотипе «Народной люстрации». Но после баррикад и массовых беспорядков всегда начинается деление на тех, кто начинает осваиваться в новой реальности и тех, кто продолжает жить в хаосе, воспринимая его как единственно правильное состояние

Французская революция началась 12 июля 1789 года с грабежей городской чернью Арсенала, дома инвалидов и мэрии. Уже 14 июля толпа штурмовала Бастилию, а потом были годы хаоса, войны и отрубленных голов очередным политиков и врагов народа.

В это время молодой капрал артиллерист Бонапарт Наполеон воевал на фронте за Францию. Одерживал победу за победой. В 1795 году в критический для республики момент он появился в Париже и отличился при разгоне роялистского мятежа, расстреляв из пушек толпу черни и люмпенов, рвавшихся штурмовать Конвент. Навел порядок в столице, так сказать. Так появился новый лидер нации — Наполеон. Позже, свершив несколько государственных переворотов, он возглавил новую империю.

Вот вам ответ на вопрос: почему под Радой радикалам противостояли пацаны в форме нацгвардии и добровольческих батальонов Киев, которые еще вчера были на Майдане и сами кидали коктейли Молотова в «Беркут» и бойцов ВВ. Многие из них уже побывали на фронте. Сейчас они защищали парламент. А от нападавшей толпы самих нацгвардейцев защищала Татьяна Черновол. Таня, которую раньше я видел только в рядах тех, кто сам атаковал милицию. Именно она разбивала стекло в машине СБУ на Европейской площади. Именно она вламывалась в Киевскую городскую администрацию во время событий на Майдане.

Во время каждой революции возникает вопрос — что делать с радикалами и люмпенами, когда власть уже взята. Увы, ответ всегда печален: их уничтожают, от них избавляются. Наполеон это сделал при помощи картечи. У нас их в лучшем случае ждет КПЗ.

Наша буржуазная революция перешла в другую фазу: свою Бастилию мы уже взяли, теперь есть те, кто уже строит новое государство и те, кто по-прежнему бунтует. Мятежи будут продолжаться. Разные силы будут стоят за спинами бунтующих. Власть будет меняться не раз. И вчерашние революционеры, бывшие на одних баррикадах, разойдутся по разным лагерям. Впереди еще не одна ротация власти. И появление новых Наполеонов, вернувшихся в столицу с фронта. В общем, мы живем в нескучное время.

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*